97465406_plusBh1rgU9NG3H3fC9JhhFVKTDrA7sq4D2oWLA_0187f.jpg

Жанр: dark, Stephen King style

О произведении: автор, являясь ярым поклонником Стивена Кинга, решил немного закинуться Фенибутом, и вот что из этого получилось :)

Осенью здесь намного красивее, чем летом. И холоднее. Недавно были первые заморозки, по утрам в воздухе уже стоит ни с чем не сравнимая осенняя дымка, холод забирается прямо в легкие, пронизывает до костей. Пересечение бесконечных горных рек вброд превратилось в настоящее испытание, но мне было все равно.

Я сидела на какой-то коряге, поваленной давно забытым летним ненастьем, и смотрела на реку. Обычно бурная, сейчас она была полностью недвижна. Изредка по ней пробегала легкая рябь, но в целом вода напоминала огромное изумрудно-зеленое плато, ничем не тревожимое и вечное. Мои истоптанные кроссовки едва касались воды, нарушая ее покой. Нужно было продолжать идти, но сегодня ночью было настолько холодно, что я совсем не сомкнула глаз и теперь, сидя на коряге, пригретой последними теплыми солнечными лучами, боролась с дремотой. Я не знаю, почему ушла, почему ноги привели меня именно сюда, но слишком часто случается, что на некоторые вопросы нельзя дать ответа сейчас, сию секунду, и нужно пройти путь до конца, чтобы ответ пришел сам собой. Недавно меня посетило четкое осознание того, что у меня нет ничего. Ничего нет. Только потрепанный томик Бродского, который имеет талант исцелять души. Солнце стало припекать настолько, что я, не успев удивиться такому осеннему подарку, задремала. Рюкзак и бивуачный мешок грустно лежали рядом на земле, не понимая, почему мы не можем прямо сейчас продолжать свой путь. Не знаю, сколько я проспала, ведь в последнее время я сплю мало, но когда я проснулась, заметно похолодало, и все вокруг перестало быть таким умиротворяюще-приветливым. Я с трудом встала, потерла закоченевший бок, подняла биви и рюкзак и попыталась решить, куда мне продолжать двигаться. Однозначно, вперед, ведь обратно дороги нет. Все карты я давно выбросила, ведь все равно в них нет толку, когда ты не знаешь, куда держишь путь. Одинокий странник, идущий в никуда. В принципе, так можно охарактеризовать всю мою жизнь. Воздух пронизывали тончайшие ароматы прелой листвы, дышать было тяжеловато из-за близости воды, тело не слушалось после недолгого сна, но мне нужно было идти, и я пошла. И вновь кроссовки наполнились ледяной водой, и вновь мне было на это наплевать. Я спокойно перешла реку, совсем не чувствуя тяжести своей ноши. Странно, что я все еще не простудилась от постоянных переохлаждений. Но я совсем этому не удивлялась. Так всегда бывает — когда тебе все равно, ничего плохого не происходит, а если и происходит, то тебе все равно. Кроссы неприятно хлюпали при каждом шаге, я постоянно оскальзывалась, ступая по камням, но меня больше захватывало то, что происходит вокруг. Горная тропа вилась бесконечной лентой в оранжево-красное зарево то ли заката, то ли осеннего леса. Грани между небом и землей не было видно, да и существует ли она? Здесь существует только гармония, все неразделимо, я — часть всего, все — часть меня. Даже мои беспрестанно хлюпающие кроссы здесь не лишние. Да, я была здесь раньше. Много лет назад. Нужно было вернуться сюда и убедиться в том, что здесь ничего не изменилось. У каждого человека должно быть место, куда можно вернуться в любой момент и понять, что все так, как прежде. Для кого-то это родительский дом, для кого-то давно покинутый шалаш в деревне или облезлый спортзал в старой школе. Это особенное место, где страждущая душа находит успокоение, где останавливается время, где есть место одним эмоциям. Поэтому я пришла сюда, здесь не думаешь о своих действиях, просто знаешь, что поступаешь правильно. Но осенью я здесь впервые. Очень странное ощущение, будто узнаешь новые черты в человеке, которого знаешь вечность, но они не пугают тебя, а открывают новые грани. Это как будто отыскиваешь раритетные записи любимого исполнителя, заслушенного до дыр, слышишь такой родной голос, но по-другому. Вот и я теперь шла по знакомым дорогам, впитывая их новое, незнакомое, но не неприятное мне обрамление. День постепенно угасал, становилось прохладнее, я уже начала задумываться о том, где бы остановиться на ночевку. Видимо, придется дойти до ближайшего перекрестка и залечь где-нибудь в кустах.  Осенняя ночь сваливается на тебя внезапно, будто выплескивается ведро с ледяной водой. Особенно остро это ощущается здесь, в горах. Мгновение — и уже темно, хоть глаз коли. Я в потемках нашла спички, вытащила ворох старых газет, насобирала хвороста и вуаля — костер весело полыхает среди камней. Бивуачный мешок расстелен, все готово, осталось отужинать и попытаться заснуть. Я вытащила из рюкзака банку с чем-то и бросила в костер. Сразу же поднялся такой сноп искр, что я забеспокоилась за сохранность ветвей, нависших над кострищем. В банке оказалась гречка с тушенкой. Но я уже давно не чувствую вкуса еды, да и не ем практически. Делаю это только из понимания того, что так нужно. Так и не покончив с гречкой, я забралась в биви и смотрела на тлеющие уголья. Сон не приходил. Вдруг я совершенно внезапно услышала голос. Тихо, но отчетливо, он произнес «А ведь он жив. Почему ты решила, что его больше нет?» Ужас зародился где-то в районе шеи и резко спустился к ногам, обдавая ледяным потом спину. Я вскочила, с треском разрывая молнию мешка, разметав горячие угли, чуть не свалившись в них. Голова гудела, руки тряслись, но я извлекла мощный фонарь из рюкзака и тьму тот час же разрезал луч яркого света. Никого. Это невозможно, мне не могло показаться. Или я схожу с ума от долгого одиночества? Сердце бешено колотилось в груди, но дыхание постепенно начало выравниваться. Я не слышала никаких шагов. Тут просто не могло никого быть. От огромной дозы выбросившегося адреналина у меня закружилась голова, я приземлилась на то, что было моим бивуачным мешком. Наверное, я задремала и мне это приснилось. Очень надеюсь. Сон накрыл меня прямо сразу, я и сама не заметила, как уснула. Всплеск эмоций добил мою хроническую усталость, меня вырубило. Пробуждение было просто отвратительным. Сначала я почувствовала ледяную осеннюю землю, вытягивающую последнее тепло из изнеможденного тела. Потом поняла, что я в чем-то липком, пахло паленой шерстью. Дремоту как рукой сняло, я вскочила, зашаталась и поняла, что все вокруг залито кровью. Руки в крови, одежда в крови, мешок в крови. Но я не ранена, что это еще за? Потом мне на глаза попалось ЭТО. Растерзанная тушка зверька без задней лапы. Кажется, это заяц. Было не очень понятно, шерсть вся была в засохшей крови и поза была очень неестественная. Во мне зародилось чувство нереальности происходящего и дежа вю. Ощущая какую-то отстраненность, я подошла к тушке и осмотрела ее. Горло зверька было перерезано. Именно перерезано, не разорвано. Иначе это можно было бы объяснить тем, что зайца здесь потерял какой-то хищник. Выходит, здесь кто-то был. Его ли голос я вчера слышала? Бежать, бежать отсюда, немедленно! Я побросала вещи в рюкзак, кое-как свернула мешок и неровным, но быстрым шагом зашагала прочь. Пройдя несколько десятков метров, я остановилась, плюнула, скинула вещи и вернулась обратно, чтобы получше все осмотреть. Уже издалека можно было оценить масштаб произошедшей катастрофы: разметанное по довольно-таки обширной площади кострище, залитые кровью опавшие листья, тушка зверя, оставшаяся лежать там, где я я ее оставила. Задней лапки нигде не было. Вот это почему-то особенно испугало меня. Где, мать ее, задняя лапка? Что здесь произошло? Я нервно сжала кулаки и ощутила, что они все еще липкие. Нужно убраться здесь, что ли. И зайца убрать куда-нибудь. Впрочем, с ним разделаются шакалы или кабаны, их здесь пруд пруди. Уйти, так и оставив? Да, это мне нравится больше всего, не хочу здесь ничего трогать. Я медленно пошла за своими вещами, не оглядываясь. Как страшный сон какой-то. Это место больше не приносило мне должного успокоения, вдруг захотелось убраться куда подальше. Подобрав вещи, я задумчиво направилась к ближайшей реке, чтобы отмыть кровь с мешка и одежды. Разделась. Утреннее осеннее солнце абсолютно не согревало, но мне сейчас не до этого было. Побросав одежду в маленькую лагуну без течения, я смотрела, как она постепенно намокает. Появились пузыри и я протолкнула груду вещей поглубже. Кровь смывалась быстро, ведь это горная речка, тут все очень быстро отстирывается, тем более кровь не успела полностью засохнуть. Мне надо бы тоже обмыться. Я сначала хотела прыгнуть в воду, но когда зашла в реку по колено, мне резко расхотелось окунаться. Ополоснувшись, я почувствовала свежесть и какое-то успокоение. Как будто не было ничего этого. Новый комплект одежды подарил какой-то домашний уют и я села на большой камень, вознамерившись прополоскать замоченные вещи. Тут на мои глаза попалось что-то белое. Бумага? Здесь? Так далеко от цивилизации? Я недоверчиво пригляделась и решила подойти поближе. Листок бумаги был прижат камнем к земле недалеко от речки и мерно колыхался в такт ветру. Рядом лежало что-то маленькое и до ужаса смахивающее на... кроличью лапку! Меня вырвало. Я осела на землю, не отрывая глаз от белого клочка бумаги. Подползла ближе, вытащила его, отшвырнув лапку подальше. На бумажке было написано чем-то бордовым, но я догадывалась, чем «Он жив». Нет, это уже слишком. Нереально. Он мертв, я помню, как зашла домой и обнаружила его в луже собственной крови. Слезы, виски по ночам, бесполезное существование. Поэтому я и пришла сюда, но и здесь кто-то или что-то нашло меня. Или его призрак преследует меня, не давая забыть.
Я сложила записку и убрала в карман джинсов. Во мне проснулось какое-то странное возбуждение, я быстро прополоскала вещи, энергично отжала их и даже отмыла биви. Бежать, бежать! Время близилось к полудню. В это время суток природа просто великолепна — леса переливаются всеми цветами радуги, но я слишком быстро шла прочь, чтобы обратить на это внимание. Очень многое нужно теперь обдумать. Я не видела абсолютно никаких объяснений происходящему, ощущение нереальности не покидало меня. Голова раскалывалась от плотного потока мыслей, я не знала, как скрыться от этого. Ноги несли меня по знакомой тропе, к водопадам. Ничего, нужно просто поспать. Никто не исключает вероятности, что это все мне не привиделось. Но рука нащупала записку в кармане и от ощущения этого клочка бумаги сквозь ткань джинсов меня бросало в дрожь. Нет, не привиделось. Не нужно было брать это с собой, так было бы проще. Но это значило бы уйти от проблемы, очень насущной проблемы, даже не попытавшись решить ее. Да, очень просто, наверное, просто притвориться, что ничего не было. Но это было, да-да, я знаю это. Я решила пойти по реке, чтобы этот кто-то не смог отыскать меня. Ноги коченели, но я упорно двигалась вверх по реке. Показались первые водопады. Маленькие, неказистые, они укоризненно смотрели мне вслед, будто знали, что что-то здесь нечисто. Я спокойно взбиралась по их известковым лицам, стаптывая о них кроссы. Моя цель — последний водопад, самый высокий, самый красивый. Уж он то выслушает, поймет и простит. Тело болело, но я должна была до захода солнца добраться до своей конечной цели. Когда он наконец-таки показался, костяшки руки, сжимающей записку, побелели, да и сам кулак не разгибался. Я подышала на руку, но это не возымело должного эффекта. Пальцы еле слушались, но я упрямо полезла на водопад. Сверху и заночую. Уже было практически темно, когда я оказалась наверху и бросила вещи в кусты. Вытащила галеты, попыталась пожевать. Не хотелось. Костер развела только потому, что привыкла это делать. Пламя неровным светом охватило небольшой остов пространства в бесконечной тьме. Я слышала только потрескивание хвороста и тихое журчание воды. Беспокойство отступило, как дурной сон. Это то, что я искала? Черт его знает, но сейчас мне хорошо. Счастье, оно, наверное, в таких вот моментах. Просто тогда, когда нет несчастья. Вдруг послышались тихие шаги. Будто кто-то шел, не думая прятаться. Я слышала всплески воды все ближе и ближе, но мне было не страшно. Я знала, в глубине души я знала, кто это.
-Вот ты и здесь. - послышался вкрадчивый голос, тот самый, вчерашний.
-Кто ты? - я не смогла придумать ничего больше, но звук собственного голоса показался мне чужим, так давно я не раскрывала рта.
-Твое альтер-эго — голос усмехнулся.
-Покажись! - я потянулась за фонарем.
-Не стоит делать этого, ты все равно ничего не увидишь. - голос был незнакомый, но все же какой-то родной.
-Это ты? Твои проделки с кроликами и записками? - нотки истерики даже как-то повеселили меня. И его, наверное, тоже.
-Разве ты еще не поняла? Это все ты. И его убила тоже ты. - голос говорил спокойно, но мне казалось, что он издевается.
-Кролика? - я все еще ничего не понимала.
-И кролика тоже. - опять эта противная усмешка. До меня плавно начало доходить, о чем мне пытается сказать мое кхм... альтер-эго. Волна бесконечного отчаяния накрыла меня с головой. Этого не может быть.
-НЕТ! Это ты! - я перешла на визг.
-Я — это ты, а ты — это я. Мы сделали это вместе.
-НЕТ ЖЕ! Я тебе не верю!
Он мне больше ничего не ответил. Я поняла, что он исчез навсегда. Но в моем сознании, как по заказу, стали возникать ужасные картины, одна за одной. Вот ты спишь, мирно спишь в нашей спальне. Дикая необоснованная ярость захлестывает меня. Кухня. Нож. Кровь. А потом уже все то, что я помню. Труп в квартире, полиция, ночные беспробудные бдения. Смех, громкий смех прокатился над каскадом водопадов, после чего раздался отчетливый всплеск воды.

 

Тони
Автор статьи: Тони
Обо мне:
Экспрессия, жестокость, обречённость и, конечно, закат в огне, сочетающийся с точностью и динамичностью изложения – вот стиль рассказов этого автора.


Рейтинг статьи (0)

Рейтинг: 0 из 5 звёзд
Добавить комментарий
Комментарии | Добавить комментарий
  • Комментарии не найдены
Работа проекта приостановлена!
К сожалению, проект закрыт на неопределенный срок. Регистрация новых пользователей не работает, вход на сайт только для бывших участников проекта.

Войти на сайт

Забыли имя пользователя?  Забыли пароль?